Главная страница > История > Боевые искусства > Каратэ: в преддверии исхода. Часть 1

Каратэ: в преддверии исхода. Часть 1

Нельзя сказать, что окинава-тэ после официального признания стало более популярным или возникло много новых школ - просто теперь некоторые наставники боевых искусств могли пойти на государственную службу, что, например, сделал сам Итосу. Но была и другая сторона легализации окинава-тэ - между школами развернулась острая борьба за право официального преподавания в учебных заведениях, а, следовательно, за выход на администрацию, а там, быть может, и поездка в Японию для демонстрации своего мастерства. Слухи о готовящейся поездке ходили уже давно, за нее лично ратовал Итосу, но никакого официального приглашения из Японии не было получено, да и вообще, вряд ли империю после всех потрясений эпохи Мэйдзи интересовала какая-та мелкая окинавская традиция. И все же споры между лидерами окинавских школ боевых искусств разгорелись с новой силой.

Конкуренция между школами окинава-тэ продолжалась уже не одно десятилетие. Если Сюри-тэ и Томари-тэ стали очень близки и даже почти объединились, то Наха-тэ со своей чисто китайской формой преподавания представляла сильного конкурента и держалась в стороне от показательных выступлений. Через несколько лет эта конкуренция перекинулась в область борьбы за проникновение в Японию. Это и стало главной целью деятельности направления Сюри-тэ, ибо Окинава с ее маленьким населением, которое практически все так или иначе училось тодэ, уже явно тормозила рост школ боевых искусств. Естественно, что первой этой почувствовала самая большая школа Сюри-тэ.

И вот в переломный для Окинава-тэ год - год 1916 первая группа окинавских бойцов была приглашена с показательными выступлениями в Японию в Киото. Принимающей организацией стал японский Бутокудэн - "Дворец воинской морали". В составе делегации был и Фунакоси Гитин. Японцы выступления оценили очень высоко (как обычно демонстрировались лишь ката), однако какого-то заметного отклика это не имело. Лишь несколько наивные окинавцы (провинция есть провинция!) полагали, что их тут же попросят остаться в Японии для преподавания.

Естественно, этого не произошло, но у мастеров тодэ появляется понимание того, что преподавание окинавских боевых искусств может стать профессией, на которую есть спрос. До этого в цене были лишь самурайские бу-дзюцу, особенно, фехтование на мечах, и вряд ли кто из окинавцев мог представить, что окинава-тэ по популярности, да и по своей духовной ценности способно сравниться со священным "Путем меча" - кэндо.

Да и сколько людей смогло сделать преподавание тодэ своей профессией? От силы двое-трое, и самый известный тому пример - Итосу Анко. Но он был Великим Учителем, и как показала история, никто впоследствии не смог сравниться с ним по тому вкладу, который он внес в воспитание бойцов. Увы - даже великий Фунакоси... Но и могучий своим духом Итосу Анко основной доход имел не от обучения каратэ, а от преподавания грамоты в школе. Тем же занимался на Окинаве и Фунакоси.

И вот на этом фоне вдруг появляется возможность сделать преподавание чисто локального вида боевых искусств вполне легальной и в общем-то, доходной профессией. Возможность призрачная, весьма отдаленная, но после первых поездок в Японию начинавшая казаться реальной. Надо было лишь суметь правильно подать окинава-тэ японцам. Подать так, чтобы они опознали в новом для них каратэ нечто давно знакомое, связанное с самурайскими бу-дзюцу и национальными традициями. Кстати, именно поэтому далеко "не японское" каратэ через несколько лет предстало миру как чисто национальное японское искусство.

В начале 20-х годов никакого конкретного плана, как осуществить это, ни у одного из мастеров-окинавцев не было. Лишь хитроумный и деятельный Фунакоси сумел добиться этого - правда, ценой таких уступок истинной традиции и сделок с самим собой, что в конце жизни не раз сожалел об этом.

Во второй половине 20-х годов каратэ как бы вырвалось с Окинавы, "не уместившись" на этом довольно маленьком острове. Многие последователи окинава-тэ справедливо полагали, что лучше быть вторым в Японии, чем первым на Окинаве. Пиетет, которым когда-то окружала молва мастеров боевых искусств и который в немалой степени подпитывался китайскими легендами о "людях необычайных", постепенно угас. Преподавание окинава-тэ в средних школах, которое на первых порах казалось столь многообещающим, как оказалось впоследствии, имело и обратную сторону. Оно как бы "приземлило" боевые искусства, сделало их обыденностью, повседневностью - одной из многих школьных дисциплин.