Главная страница > История > Каратэ > Источник каратэ - Окинава или Китай? Часть 1

Источник каратэ - Окинава или Китай? Часть 1

Почему-то всегда считалось, что издревле на Окинаве существовали собственные виды местных боевых искусств. Но вот парадокс - тщательно штудируя исторические источники, мы не находим даже упоминаний о каких-то зачатках окинава-тэ или подобных ей видах боя! Безусловно, встречаются упоминания о драках и потасовках, о лихих бандитах (последние, правда, были весьма редки на Окинаве) и другом "боевом" люде, который по логике вещей должен был практиковать боевые искусства, но вряд ли стоит принимать все это за методичное изучение боевых искусств. Увы - хроники молчат о регулярных тренировках, систематических занятиях и даже не упоминают о существовании таких понятий как "прием", "стиль" и многого такого, по чему мы могли бы судить о существовании окинава-тэ.

Итак, факт для Японии неприятный, но реальный - собственно окинавских боевых искусств никогда не существовало. Зато здесь активно практиковались разные направления южного китайского ушу, да и сами окинавцы безболезненно признавали этот факт, не случайно назвав свое искусство "танская рука".

Многие высказывали сомнение - а из Китая ли пошли те системы боевых искусств, которыми занимались окинавцы и которые потом воплотились в каратэ. Может быть они родились на самой Окинаве? С сомнениями по поводу "китайского истока" окинава-тэ, а, следовательно, и каратэ, мы еще не раз столкнемся, но заранее скажем, что в этих сомнениях - больше от политики, чем от желания разобраться в действительности. Естественно, что японцам не очень хотелось бы связывать собственную традицию боевых искусств с Китаем. Но, увы, факты говорят абсолютно противоположное - у истоков каратэ, дзюдо, частично - айкидо и даже кэндо стояли китайские боевые искусства.

Итак, пролистаем страницы истиной окинавской боевой эпопеи, которая, в конечном счете, приведет нас к знаменитому каратэ. Начинается она в Китае - во все время, на всем протяжении истории японских боевых искусств нам придется возвращаться мыслями к мощной боевой традиции ушу Поднебесной империи.

В 1644 году в Китае воцаряется маньчжурская династия, принявшая название Цин - "Чистая". Она была последней императорской династией в Китае, чье господство продлилось до 1911 года. Отношения китайцев с маньчжурами быстро трансформировались - сначала маньчжуров принимали как врагов, отказывались носить маньчжурскую косу, изучать маньчжурский язык, исполнять "варварские" обряды и обычаи. Весь конец ХVII в. в Китае, особенно в его северных территориях проходит под знаком непрекращающейся, хотя и весьма неорганизованной борьбы с пришельцами. Но постепенно отношения выравниваются, а к середине ХIХ века многие маньчжурские чиновники даже сами начинают забывать свой родной язык, говорят в основном по-китайски и постепенно ассимилируются. Мощь китайской культурной традиции поглощает их, практически полностью "китаизируя", не случайно что весь период правления династии Цин китайские историки считают временем развития именно китайской, но отнюдь не маньчжурской культуры.

Первыми от прихода маньчжуров пострадали северные территории Китая, ведь основное направление удара было направлено на Пекин. На юг, в частности в приморскую провинцию Фуцзянь влияние маньчжуров докатилось значительно позже - лишь к середине ХVIII века. Огромная китайская территория как бы поглотила агрессивную среду, ослабив удар.

Но, тем не менее, зажиточные южные дома (зажиточные не в абсолютном смысле, а по сравнению с китайским севером) были весьма недовольны приходом иноземцев. Это могло подорвать их веками создававшиеся неформальные отношения соподчинения на местах, к тому же приход маньчжуров вызвал огромный приток беглецов с севера. Их называли пришлые - на южном китайском диалекте хакка . Местные южные жители - пунти - их недолюбливали и не стремились принять в свою среду.

Хакка бежали еще дальше - на острова в южном китайском море, и постепенно добирались и до Окинавы. И вот примечательный момент: они несли с собой не столько знания южных стилей ушу, сколько северных школ, в том числе и стиля шаолиньцюань - ведь он были беглецами именно с севера Китая. Не случайно в современном каратэ до сих пор сохраняется немало связок из шаолиньцюань, например, в ката Канку-дай. Большинство таких стилей ушу считало своей родиной знаменитый Северный Шаолиньский монастырь, что расположен в провинции Хэнань, уезде Дэнфэн. Правда, настоящий шаолиньский стиль, которым занимались монахи-бойцы, был известен лишь единицам (ситуация не изменилась и по сей день), но многие мастера чисто мифологически возводили свои школы именно к знаменитому монастырю. Таким образом, сложилось причудливое переплетение сотен стилей, школ и направлений, чисто мифологически и зачастую случайно объединенных под одним шаолиньским названием. Именно эти стили и пришли на юг Китая в ХVII-ХVIII вв.

На юге также возникает свой Южный Шаолиньский монастырь, располагавшийся в провинции Фуцзянь, уезде Путянь то ли как филиал северного Шаолиньсы, то ли как самостоятельная обитель - споры среди буддистов и историков не затихают и по сей день. Легенды утверждали, что южный Шаолиньсы стал центром всех южных стилей ушу, откуда они перекочевали в Японию и на Окинаву.

Но и эти шаолиньские северные стили, которые принесли на юг переселенцы с севера, не остались в своем первозданном виде - они сильно трансформировались под воздействием местной традиции. Существуют даже предположения, что большинство стилей ушу из южной провинции Фуцзянь - не местного происхождения, а просто немного измененные временем и индивидуальными качествами мастеров северные школы ушу. Возможно, именно этот синтез и фигурирует под названием "стиль из южного монастыря" - нань шаолиньцюань.

Таким образом, на Окинаву "прибыло" сразу несколько семейных школ ушу, считавших своим истоком Южный Шаолиньсы, но на самом деле имевшие в прошлом именно северное происхождение.

Сообщества хакка представляли собой по сути классические китайские тайные общества, ведь именно в провинции Фуцзянь возникло знаменитое общество Триада (Саньхэхуэй) или "Общество Неба и Земли" (Тяньдихуэй), провозгласившие своим лозунгом "Отомстим маньчжурам за сожжение Шаолиньсы". Правда, не уточнялось, за сожжение какого Шаолиньского монастыря - Южного или Северного собираются покарать бесстрашные бойцы маньчжуров. Дело в том, что Северный Шаолиньсы маньчжуры не тронули, хотя горел он много раз, но в основном либо по неосторожности самих монахов (такие пожары монастырей были далеко не редкостью), либо Южный Шаолиньсы также не был подожжен маньчжурами, Он тихо угас сам в ХVIII в. из-за недостатка монахов. Южный Шаолиньсы расположен приблизительно в 50 км. от города Путянь - центра одноименного уезда в приморской провинции Фуцзянь. Эта знаменитая монашеская обитель затеряна высоко в горах в стороне от проезжих путей. К ней ведет лишь узкая немощеная дорога, фактически - просека в горном лесу, которая размывается во время дождей. Слева и справа тянуться маленькие кумирни. Камней на высоте более пятисот метров, пригодных для постройки монастыря, практически не встречалось, и мужественным монахам приходилось таскать каменные глыбы из низины. Именно таким образом на месте небольшого скита, основанного еще в VI в. (кстати, вне всякой связи с Северным Шаолиньским монастырем), возникла к Х-ХI вв. монашеская обитель, сложенная из мощных камней.

Монахи имели свое примонастырское хозяйство, а местные крестьяне, которые жили в деревушках чуть ниже монастыря, приносили им рис и овощи, благо природа этого края позволяет собирать по несколько урожаев в год. Имели они и свои склады и амбары, а сам монастырь с прилегающими к нему постройками занимал площадь более 20 тыс. кв. м.

Но после прихода маньчжуров на юг что-то нарушилось в неторопливой жизни горной обители, монастырь ветшал и неоднократно горел, даже сегодня в земле, что покрывает его развалины, мы то там, то здесь встречаем угольки - следы от многочисленных пожаров конца ХVIII в. У монашеской братии уже не было того энтузиазма и той возвышенной святости, которая заставила горных отшельников строить на вершине монастырь и носить сюда в течение многих лет камни. Постепенно Южный Шаолинь полностью разрушился, и сегодня перед нами лежат лишь остатки фундамента, да сложные водоотводные сооружения, которые построили хитроумные монахи. До сих пор любопытный взгляд на площадке, где располагался монастырь, без труда заметит, что земля густо перемешана с угольками - остатки одного из последних пожаров Шаолиньсы.