Главная страница > Кумитэ > Общие положения > Увлечение поединком

Увлечение поединком

Как раз заканчивался третий месяц моего обучения в школе Оямы. Все готовились к встрече нового 1964 года, и в канун этого праздника я дал себе одно обещание. Произошло это так. Как-то в конце года в перерыве между тренировками Учитель Ояма указал на меня пальцем и сказал одному из черных поясов: "Как думаешь, сколько он продержится?". Это задело меня и я себе сказал:

"Нет, я никогда не брошу Кёкусинкай".

И в тот же момент к этой клятве я добавил, что в течение следующего года не пропущу ни одной тренировки.

В то время это смог сделать только Фудзихира Акио (Осава Нобору).

Хотя тренировки и были тяжелы, я уже не мог без них жить. Может, сыграли роль мои врожденные способности, но я быстро овладел базовой техникой и уже хорошо помнил все ката. Всего лишь за четыре-пять месяцев, прошедших с начала занятий, я уже полностью освоил все ката пинан1. В поединках я старался подражать старшим, у меня уже выработался кое-какой стиль.

"Каратэ - это красиво" - вот, что я чувствовал в то время.

Я несколько охладел к монотонным занятиям базовой техникой, и меня как-то по-особому стал интересовать поединок. Мое внимание привлекала красота и легкость применения техники в поединке при нападении и защите, которые демонстрировали старшие ученики. От того как сплетаются мои руки с руками партнера я получал просто эстетическое наслаждение. В то время для меня поединок была сама грациозность.

В день, когда нужно было идти на тренировку, ни о каких занятиях в школе я и думать не мог, я был полностью погружен в мысли о моделях атак, а если оставалось время, то с головой уходил в усовершенствование спарринга. Затем я шел в зал и, если хоть раз в поединке со старшим мой удар проходил, я чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Даже после того, как заканчивалась тренировка, я ловил кого-нибудь из моих товарищей - белых поясов и предлагал ему немного поработать в паре. Это было прекрасное время.

Сначала, хоть мне и было тяжело, но, кажется, наставники все же щадили меня, как новичка. Постепенно я начал понимать тяжесть тренировок, казавшихся мне недавно даже приятными.

Рояма Хацуо