Главная страница > Мастера каратэ > Интервью > Интервью с Морио Хигаонной, 9-й дан, Ханси, Годзю-рю

Интервью с Морио Хигаонной, 9-й дан, Ханси, Годзю-рю

Впервые данное интервью с сенсеем Морио Хигаонной было опубликовано в 10 номере журнала "Dragon Times". Статья была также опубликована в электронной версии журнала, для того, чтобы дать возможность более широкому кругу читателей познакомиться с личностью известного мастера, а также для того, чтобы развеять слухи, инсинуации и дезинформацию, дискредитирующую одного из ведущих инструкторов традиционного каратэ.

М.Хигаонна

Не смотря на то, что все известные официальные издания, посвященные каратэ, полностью опровергают слухи и домыслы, связанные с именем сенсея Хигаонны, они вновь и вновь периодически муссируются в мире каратэ. Похоже на то, что речь не идет о тщательно спланированной компании по дискредитации Хигаонны, а о попытке некоторых инструкторов привлечь внимание к своей особе, используя при этом имя известного мастера.

Вопрос: Сенсей, прежде всего я бы хотел задать Вам вопрос связанный непосредственно с Вами лично и Вашим учителем Анити Мияги. В частности, говорят, что Сенсей Анити был еще совсем ребенком, в то время, когда он тренировался у Тёдзюна Мияги, т.о. он получил только азы системы, да и его поведение оставляло желать лучшего.

Морио Хигаонна: Если бы это не звучало так смешно, я бы разозлился. Да это просто нелепо. Люди не хотят поверить в то, что моим учителем является малоизвестный мастер Анити Мияги, но полностью верят заявлениям одного из моих учеников о том, что его учителем был Тёдзюн Мияги, основатель Годзю-рю. И это не смотря на то, что в момент смерти Мияги, он был еще младенцем. Люди не верят правде, но принимают на веру нелепые истории.

На самом деле, все гораздо проще. Когда я впервые, в возрасте 16 лет, взволнованный, сжимая в кулаке деньги, которые мне дала мать, переступил порог додзё Тёдзюна Мияги, ученик Мияги, Косин Иха сказал: "Если хочешь тренироваться серьезно, будешь заниматься под руокводством Анити". И с тех пор именно он и учил меня, оставаясь моим единственным учителем.

С самого начала сенсей Анити не произвел на меня большого впечатления. И хотя его движения были плавные и мощные, мне больше нравилась внешняя сила более молодых старших учеников, таких как Сабуро Хига. Когда он наносил удары руками или ногами , по залу проносились воздушные потоки, а физические данные, которые он развил благодаря практике ката Сантин, просто внушали благоговейный трепет. И только когда я начал понимать суть Годзю-рю Тёдзюна Мияги, я понял насколько великолепно сенсей Анити владеет этим стилем.

Вопрос: Я где-то встречал упоминание о том, что Анити было всего лишь двадцать, когда умер Мияги Сенсей, ну и как следствие говорилось о том, что был слишком молод для того, чтобы овладеть мастерством в достаточной степени.

Морио Хигаонна: Вообще людям следует тщательно проверять факты, прежде чем говорить о чем-либо. На момент смерти Тёдзюна Мияги, 8 октября 1953 года, сенсею Анити было 22 года, он родился 9 февраля 1931 года. В период с 1948 по 1953 гг. он ежедневно тренировался непостредственно под руководством самого Тёдзюна Мияги, иногда он был единственным учеником, который тренировался в додзё. Что же может быть лучше того, чем получить знания непосредственно от самого основателя в молодые годы и затем, всю оставшуюся жизнь шлифовать свои навыки.

Вопрос: Некотрые известные инструктора утверждают, что именно они были Вашими первыми учителями, как Вы можете прокомментировать подобные заявления?

Морио Хигаонна: Как они могут утверждать нечто подобное? Я знаю, кто учил и учит меня сейчас, если мне необходимо проверить технику выполнения ката, я обращаюсь к одному и тому же источнику - Анити Мияги. Для меня в этом вопросе нет абсолютно никаких сомнений, и я не понимаю, какие сомнения могут возникать у окружающих.

Конечно, когда я начинал практиковать каратэ, все старшие ученики обучали нас. В то время методика проведения тренировок отличалась от современной, тренировки более напоминали сбор членов семьи, где старшие братья помогали младшим. Ну и как Вы понимаете, любой из них может сказать, что являлся моим учителем.

Вопрос: Честно говоря, я надеялся, что отвечая на предыдущий вопрос Вы коснетесь своих тренировок в додзё Дзюндокан, после того, как тренировки в додзё Мияги были прекращены. Морио Хигаонна: Да, кажется что все это было буквально вчера: звонок сенсея Анити ко мне домой с просьбой помочь ему отремонтировать макивару в до дзё Дзюндокан или провести уборку площадки и оборудования для ходзё-ундо. Я могу сказать, что именно в Дзюндокане начались мои серьезные тренировки под руководством сенсея Анити. Он объяснял мне мельчайшие элементы и особенности выполнения той или иной техники, т.е. все то, что передал ему Основатель и я всегда поражался глубине его знаний. Анити сенсей отдавал всего себя в течение тренировок и соответственно, ожидал от нас такой же самоотдачи. К сожалению, подобный подход не соответствовал правилам додзё Миядзато сенсея. Миядзато понимал, что Анити был очень силен, к тому же, железная дисциплина и требования, которые он предъявлял к физическим данным своих учеников, рано или поздно лишили бы Миядзато лучших учеников и само собой, дохода.

М.Хигаонна. каратэ

Вопрос: Не смотря на то, что я кажется повторяюсь, я хотел бы задать этот вопрос еще раз: Вы утверждаете, что кроме Анити сенсея, никто больше не обучал Вас?

Морио Хигаонна: Абсолютно верно. Однако, верно и то, что и другие люди могли временами давать мне какие-либо советы в процессе моих занятий. Например, Миядзато сенсей проверял мое выполнение ката Сантин два или три раза, за все время, которое я провел в Дзюндокане, и не смотря на это, моим учителем был и остается Анити сенсей. В целом, Миядзато сенсей всегда был добр по отношению ко мне, хотя у него была привычка обсуждать людей "за глаза", а я этого не люблю.

Вопрос: Это и явилось причиной по которой Вы покинули Дзюндокан?

Морио Хигаонна: На самом деле причин было несколько. Анити сенсей не получал того уважения, которого он заслуживал. К тому же, каждый раз, когда Миядзато сенсей вносил какие-либо изменения в технику выполнения ката, Анити сенсей открыто выражал свое несогласие, и как правило, подобные споры выливались в горячие и довольно неприятные дебаты. Я не понимал, зачем в додзё вывешивалась таблица с именами тех, кто не заплатил ежемесячные взносы, на мой взгляд, это было просто унизительно, кроме всего прочего, камнем преткновения послужило дело, связанное с займом на строительство Дзюндокана. Анити сенсей внес на строительство Дзюндокана свои собственные деньги, не ожидая взамен абсолютно никакой компенсации. Оказалось, что в действительности, все расходы покрывались из займа, который был выделен Харно Коти, и, насколько я понимаю, займ так и не был погашен, что сильно рассердило Анити сенсея. Он устроился работать на торговое судно и с тех пор, мое отношение к Дзюндокан кардинально изменилось, тем не менее, не смотря на все это, я еще некоторое время оставался членом этой организации.

Вопрос: Это из-за этого Анити сенсея обвиняли в том, что он уехал с Окинавы для того, чтобы не платить по долгам?

Морио Хигаонна: Да. Но на самом деле все было по другому. Он потратил на Дзюндокан все свои сбережения и был вынужден уйти работать на торговое судно, для того, чтобы заработать себе на жизнь - в то время жизнь на Окинаве была не легка. И, кстати сказать, человек, распускавший эти голословные обвинения, при недавней встрече начисто отказался повторить хоть одно слово из этих грязных слухов.

Вопрос: Создается такое впечатление, что обвинения такого рода уже стали на Окинаве своего рода традицией в среде каратэк. Критики Гитина Фунакоси обвиняли его в том, что Окинаву он покинул исключительно из-за нежелания оплачивать свои долги. Похоже на то, что это судьба каждого удачливого мастера, особенно, если у него есть ученики, получившие международное признание.

Морио Хигаонна: Возможно Вы и правы. Анити сенсей рассказывал, что Миядзато ужасно расстроился, услышав, что мое Йоёги додзё (Токио) посещает много люде, т.к. он думал, что я таким образом зарабатываю кучу денег. На самом деле, все взносы поступали владельцу додзё, а я получал небольшую зарплату и жильё. Зарплату мне выплачивали только за те дни, в которые я проводил тренировки, и если я, например, уезжал куда-нибудь на Гасшуку, я не получал ни иены за этот период. Я не понимал, что проблема заключается в деньгах до июля 1981 года, когда Рюсей Арагаки обратился ко мне с просьбой вернуться в Дзюндокан. Я ответил, что мой выбор сделан и я не собираюсь менять своего решения. Затем, в августе 1981 года, на чемпионате, проходившем в Осаке, меня попросили прибыть на встречу, где, к своему удивлению я увидел Миядзато сенсея. Он посетовал на то, что я, приезжая домой на Окинаву, не заглядываю к нему. Я просто не понимал, о чем он говорит, т.к. у меня не было ни малейшего повода для подобных визитов. Я уважаю его как ученика Тёдзюна сенсея, но он не был моим учителем или наставником, я находился в полной растерянности, не понимая, что же я должен делать в сложившейся ситуации. Г-н Аримото, который также присутствовал на встрече, сказал, что я обязан извиниться перед Миядзато сенсеем, что я и сделал, впоследствии полностью забыв о проишедшем.

Вопрос: Одним из распространенных слухов является обвинение в том, что у Вас нет ни одного додзё в Японии и на Окинаве. Говорят, что Вы там абсолютно не известны.

Морио Хигаонна: Интересно, кто распространяет подобную чушь? Мое додзё на Окинаве было открыто в районе Макиси, г. Наха, в 1981 году и с того успешно работает по сей день. Тетсудзи Накамура, который был моим помощником в США, в настоящее время управляет додзё в густонаселенном районе Синдзуки, г. Токио и, я буквально завтра, улетаю на Гасшуку в Японию. А додзё Макиси стало очень известным благодаря тому, что в 1982 году БиБиСи снимало там документальный фильм об Окинавском каратэ.

Вопрос: Именно поэтому-то я и задал этот вопрос. Я видел фильм, снятый БиБиСи, но не смотря на то, что я лично считаю Вас скромным человеком, это был фильм исключительно о Вашем каратэ. Диктором за кадром был Деннис Ватерман, а это дает мне возможность предположить то, что на этот фильм БиБиСи потратило довольно внушительную сумму и я отчетливо помню то, что большая часть фильма была отснята именно в додзё Макиси и окружающем его районе. А ведь Ваше додзё известно настолько хорошо, что один каратэка из Великобритании, приехавший на Окинаву изучать каратэ, написал в журнале "Fighting Arts International" о том, что как только он, завершив оформление въездной визы, спросил о том, как попасть в додзё Хигаонны сенсея, клерки, в отделе регистрации, лично усадили его в такси, водитель которого доставил англичанина прямо к Макиси додзё.

Морио Хигаонна. Я читал эту статью и по-моему, автор немного преувеличивает. Энтузиазм юности, панимаш.

Вопрос: Я бы хотел перейти к весьма спорному вопросу, касающегося присвоения Данов. Я знаю, что у Вас есть свое четкое видение этого вопроса, но Вы очень мало об этом говорите. Можно ли, наконец, узнать Ваше мнение?

Морио Хигаонна: Вопрос, касающийся системы Данов, важен только потому, что вокруг него возникает, как правило, множество проблем. Сенсей Тёдзюн Мияги отказывался присваивать Даны и в боевых искусствах не существовало градации мастерства по Данам до тех пор, пока подобная система не была принята в дзю-до. Я получил третий Дан от Миядзато сенсея, практически будучи еще ребенком, и для меня это не имело абсолютно никакого значения, как впрочем и сейчас. Я то и пояса не носил. Я понимаю, что пояса для учеников являются средством определения уровня прогресса, но за это приходится и расплачиваться. Пояса являются причиной раздражения и ссор и приводят к чрезмерной гордыни, а боевые искусства учат совсем другому. Каждый имеет различные уровни оценки, автоматически появляются различия в уровне подготовки учеников различных додзё даже тогда, когда они обладают аналогичным званием и вот тогда-то и начинается политика. На мой взгляд, должны быть только белые и черные пояса, весь акцент должен быть смещен на тренировки, а не на получение званий.

Вопрос: Ну раз речь зашла о системе тренировок, не могли бы Вы рассказать о своей?

Морио Хигаонна: Я с удовлетворением могу отметить то, что моя система тренировки с годами практически не изменилась. Я недавно начал изучать медитацию под руководством Сакиямы сенсея, который является знаменитым дзенским священиком. Я каждый день бегаю, выполняю упражнения ходзё ундо, ката, медитирую. Моя семья неизменно поддерживает меня и я тренируюсь как минимум по шесть часов каждый день.

М.Хигаонна. каратэ

Необходимо помнить, что физический тренинг является только ключом к овладению разумом. Именно поэтому необходимо посредством тренировок добиваться победы над разумом. В противном случае, очень трудно, и даже невозможно подняться над физическим уровнем, т.к. наш разум постоянно затуманен мыслями о материальном, гордыней и презрением к другим людям, и прочими негативными чуствами.

Хорошее каратэ создает хороших людей и я несу ответственность за передачу полученных мною знаний, как благодарность своему учителю Анити Мияги и, надеюсь, что таким образом я воспитываю хороших людей, преданных каратэ. Занимаясь обучением других, я прежде всего обязан тренироваться изо всех своих сил, для того, чтобы передавать знания в наиболее чистой форме. Если вы сами упорно не тренируетесь, вы не имеете права учить других.

Вопрос: Я полагаю, что все уже знают о том, что Годзю-рю было признано старинным боевым искусством организацией Нихон Ко Будо Кю Кай. Что это такое и что это означает?

Морио Хигаонна: Да не имеет значения, как это случилось, главное - это произошло. Комитет Нихон Ко Будо Кю Кай единогласно проголосовал за то, что Годзю-рю Канрё Хигаонны и Тёдзюна Мияги является подлинным и старинным боевым искусством и считается одним из видов будо, а не спорта.

Вопрос: Ну и вопрос о планах на будущее. Есть ли что-то, чего мы еще не знаем?

Морио Хигаонна: Скоро в Японии, при содействии с моим американским издательством, выйдет моя книга, ну и как вы знаете, я завершил работу над программой видеоуроков "Техника Годзю-рю". Да я всегда занят, но тем не менее, меня не покидает чувство, что я не сделал и малой доли намеченного.

Постскриптум

Я советую всем, кто испытывает хоть малейшие сомнения по поводу способностей, знаний, характера или моральных качеств Хигаонны сенсея проосто потренироваться вместе с ним и затем решить, основываясь на своем собственном опыте, что правда, а что ложь.

Морио Хигаонна является инструктором каратэ, о котором Дон Дрэгер сказал: "Наиболее опасный человек в реальном бою во всей Японии". Это человек, которого Терри О'Неил, знаменитый чемпион Европы по каратэ Сётокан (ката и кумитэ), назвал "наиболее близким к модели классического мастера каратэ".

Гарри Кук на вопрос, кто является наиболее умелым мастером боевых искусств сказал: "Из японских учителей - несомненно Морио Хигаонна. Хигаонна сенсей может делать все: его базовая техника отличается исключительной мощью, его выполнение ката - великолепно, к тому же он знаток комбинаций бункай для всех ката. Его боевые способности не вызывают абсолютно никаких сомнений. Как-то мы были свидетелями показательных выступлений Хигаонны в Токио и радовались тому, что никто из нас не был его ассистентом. Он отлично выполняет технику борьбы, и если он приблизился к вам - быть беде."

Мое мнение, не говоря о каратэ, таково: Если человек ради небольшой демонстрации преодолевает тысячи миль, если шофер лимузина, посланный встретить его в аэропорту вытягивает этого человека из очереди на автобус, если человек отказывается от денег потому, что "делал это для друга", этот человек и есть Морио Хигаонна!

Редактор журнала "Dragon Times"