Главная страница > Мастера каратэ > Интервью > Интервью с Масатоши Накаяма. Часть 1

Интервью с Масатоши Накаяма. Часть 1

Один из лучших учеников Гичина Фунакоши, Масатоши Накаяма родился в традиционной самурайской семье преподавателя кэндзюцу 6 апреля 1913 года в префектуре Ямагучи, Япония. До поступления в университет Такусёку он занимался кэндо; однажды, неверно прочитав расписание занятий, он случайно оказался на тренировке по каратэ под руководством легендарного Фунакоши. До смерти мастера Фунакоши в 1957 году Накаяма был назначен на пост главного инструктора Японской Ассоциации Каратэ (JKA), и на него легла ответственность за развитие технических принципов новой организации.

В 1971 году с Накаямой — также опытным горнолыжным инструктором — случилось ужасное происшествие: его накрыло снежной лавиной. Доктора прогнозировали его скорую смерть и созвали всех членов семьи, чтобы те в последние минуты жизни могли проститься с ним. Но сэнсэй Накаяма никогда не сдавался и несмотря ни на что доказал ошибочное заключение врачей: спустя четыре месяца он покинул больничную койку и продолжил занятия каратэ.

Он умер 14 апреля 1987, установив при жизни новые стандарты каратэ и повлияв на миллионы занимающихся во всем мире. Мастер Накаяма был величайшим учителем в истинных традициях будо; его можно расценивать как одного из наиболее влиятельных мастеров за всю историю каратэ. Совершенство, посвящение и дух настоящего будо делают его примером для всех каратистов независимо от стиля; он всегда будет жить в памяти и сердцах тех, кому довелось с ним близко общаться.

— Как вы начали заниматься боевыми искусствами?

— Будо было частью моей семьи. Мой дед принадлежал самурайскому клану Санада. Будо всегда присутствовало в моем образовании. Мой отец был очень педантичным человеком, т.к. служил в армии. Перед поступлением в университет Такусёку я занимался кэндо.

— Правда ли, что вы поступили в Такусёку без разрешения отца?

— Да! Я всегда хотел посетить Китай, а Такусёку был лучшим университетом для тренировок и получения образования с последующей стажировкой и преподаванием за рубежом. Поэтому я втайне подал документы и прошел вступительный экзамен.

— Когда вы начали заниматься каратэ-до?

— Я занимался кэндо и искал группу в Такусёку. Я неправильно изучил расписание занятий и случайно оказался в зале, где все были одеты в белую форму. Я немного читал о каратэ, а движения занимающихся очень забавляли меня, поэтому я решил остаться и посмотреть на тренировку. Внезапно кто-то из занимающихся подошел ко мне и предложил попробовать. Очень скоро я понял, что все не так-то просто, как казалось. В тот день я впервые попытался сделать мои движения лучше и до сих пор я испытываю потребность в самосовершенствовании. До сих пор я удивляюсь тому, что сделало из меня расписание занятий по кэндо.

— Каким был сэнсэй Фунакоши в додзё и в жизни?

— Сэнсэй Фунакоши всегда был очень дисциплинированным человеком как на занятиях, так и в жизни. Каратэ-до было для него образом жизни, а не чем-то исчезающим сразу после тренировки. Занятия под его руководством были очень трудными и требовательными: несколько часов подряд мы делали тысячи повторений каждой техники, затем следовало 50–60 повторений ката, а потом была тренировка с макиварой до крови на кулаках. Мастер Фунакоши приобщал нас к занятиям с макиварой, и сам наносил тысячи ударов локтем. Казалось, эта часть занятия доставляла ему особое удовольствие. Занятия и путешествия с ним позволили мне узнать этого человека с разных сторон. Например, где бы он ни находился, он всегда был очень бдителен. Это производило на меня огромное впечатление. Много раз он указывал мне на мою молодость, неопытность и необходимость самодисциплины и сдержанности. Он показал мне, что требуется большая смелость для избежания поединка, нежели вступления в него. Он понял, что занимающимся, пришедшим из кэндо и дзюдо, были необходимы поединки на тренировках, и он ввел условные спарринги на пять шагов, благодаря которым ученики стали использовать комбинационную технику, непредусмотренную в ката. Не забывайте, что в те времена только кихон и ката составляли занятия каратэ. Конечно, некоторые горячие парни атаковали, не дожидаясь контратаки! Как я уже говорил, занятия были очень тяжелыми, и из 50–60 учеников спустя пару месяцев оставались лишь единицы.