Главная страница > Мастера каратэ > Интервью > Интервью с Масатоши Накаяма. Часть 4

Интервью с Масатоши Накаяма. Часть 4

— Что значит выражение «в каратэ нет положения»?

— Эта концепция объединяет надлежащее отношение как к тренировкам, так и к настоящему поединку, также она этический аспект каратэ-до. Вместе с предыдущей концепцией она формирует неотъемлемую часть духа каратэ-до. Когда мы говорим, что в каратэ нет положения (камаэ), то обычно имеем в виду, что нельзя закрепощаться, необходимо расслабиться и быть готовым к атаке с любого направления. Во время шторма крепкий дуб сопротивляется и ломается, ива же изгибается и выживает. Но даже если у вас нет физического положения, необходимо сохранять определенное ментальное состояние, т.е. нельзя ослаблять внимание. Вот почему говорят, что в каратэ и есть положение, и нет его. Ученики принимают ментальное положение, а не физическое. Но на самом деле это еще не вершина искусства. Показателем мастерства является отсутствие как физического, так и ментального положения. Это более глубокое понимание, высший этап, сущность японского будо.

— Имеет ли это отношение к идее «мусин», отсутствия сознания?

— Определенно! В XVII веке дзэнский монах Такуан передал писание «Фудоти Симмё Року» Ягю Минэнори, который впоследствии оказал огромное влияние на идеологию боевых искусств Японии. В этом трактате Такуан писал: «Если направить внимание на движения противника, разум будет скован движениями противника. Если направить внимание на меч противника, разум будет скован этим мечом. Если направить внимание на намерение сразить противника мечом, разум будет скован этим намерением. Если направить внимание на собственный меч, разум будет скован собственным мечом. Если направить внимание на мысли о поражении, разум будет скован этими мыслями». На чем же тогда концентрироваться? Следует устремить свое сознание в никуда, и тогда разум растворится, растянется во всем теле, заставит его полностью раскрепоститься. Это заставит свободно включать в работу руки, ноги, глаза, — все, что необходимо.

Далее Такуан писал: «Если вы концентрируетесь на определенном месте, ваш разум поглощается этим местом и становится бесполезным. Если вы заботитесь о том, где бы расположить свой разум, ваш разум поглощается беспокойством. Вы должны выбросить из головы беспокойство и его причину, позвольте разуму пройти сквозь все тело, нигде не останавливаясь. И тогда ваш разум будет отвечать на запросы всех частей вашего тела». Если сказать вкратце, то дзэнский монах говорил о том, что разум расположен нигде и повсюду. Эта концепция отражает неприязнь буддизма и в особенности секты дзэн к связям. Эта антипатия основана на концепции «пустоты» буддизма Махаяны. На японском слово «пустота» будет звучать как «ку», пришедшее из санскрита сунята. Изначальное значение этого слова — испытывать недостаток в чем-то или желание чего-то. Буддизм Махаяны возник в противовес жесткой доктрине традиционного буддизма и сделал смелое утверждение, что нет четкой границы между добром и злом, реальностью и иллюзией. Казалось бы, это утверждение может разрушить этические ценности, но буддизм Махаяны, наоборот, укрепляет их. Когда мы бескорыстно добиваемся определенного результата, наши действия естественно хороши. Основная идея буддизма Махаяны — ку — отличается от пустоты и очень трудна для понимания.

— Влияет ли ментальное состояние на физические способности занимающегося?

— Да, конечно! Это невозможно объяснить несколькими словами, но, возможно, специфический пример поможет вам понять пустоту и один из ее аспектов — отрицание противостояния. Когда мы впервые садимся за руль автомобиля, то каждая мера предосторожности нам кажется очень сложной. Но однажды, овладев техникой вождения, мы можем вести автомобиль довольно непринужденно, не нарушая при этом правила дорожного движения. Мы не задумываемся над техникой вождения. Целью буддизма Махаяны является достижение этапа просвещения, на котором не заботишься о различиях между добром и злом, реальностью и иллюзией. То же самое относится к высшему этапу поединка каратэ-до: нет определенного состояния разума. В боевых искусствах, достигнув высочайшего уровня благодаря годам тренировок, мы возвращаемся в самое начало. На первом этапе изучения мы не знаем положения или техники, не задумываемся о чем-либо, на атаку отвечаем бессознательно и без стратегии. Но как только мы начинаем разбираться в стойках, использовать технику и тактику поединка, наш разум занимают разного рода вещи. Мы становимся перед выбором: атаковать или контратаковать, теряя при этом свободу. После продолжительного периода занятий наши движения вновь становятся бессознательными, свободными и правильными. Только на высшем этапе развития выражение «нет состояния разума» приобретает истинный смысл. Этот этап достигается только после упорных и тщательных тренировок и не имеет ничего общего с физической силой. На западе считают, что главную роль в боевых искусствах играет физическая сила, и начиная с определенного возраста люди бросают занятия. Тем не менее, каратэ-до делает акцент на технике, основанной на практике ката. Мы можем продолжать занятия до последних дней вне зависимости от спада физической формы. Чем больше мы занимаемся, тем грациознее наши движения. И в итоге мы достигаем высочайшего уровня, когда нет положения ни тела, ни разума.

— Существует ли опасность, что каратэ-до станет просто видом спорта?

— Я считаю, что все в руках инструктора. Можно заниматься каратэ, уделять внимание самообороне или спортивной части, не теряя при этом его сущность. Если правильно преподаются принципы, вы будете изучать каратэ-до. Искусство развивает личность, и если занимающийся тренируется только для участия в соревнованиях, то он выбрал неверное направление. Секрет в том, чтобы заниматься искусством, а не спортом. Во время тренировок в нашем уме должен сохраняться баланс. Соревновательное каратэ должно соответствовать принципу «иккэн хиссацу» (поразить одним ударом); этот принцип хранит в себе серьезность настоящего будо и не позволяет просто зарабатывать очки. Только в этом случае каратэ будет оставаться боевым искусством, которым занимаются люди всех возрастов, т.к. это не просто спорт, а искусство, развивающее личность. Каратэ необходимо заниматься ежедневно, и если вы следуете этому, то правда откроется вам, т.к. жизнь похожа на занятия каратэ — ежедневная, постоянная практика.

— Что вы думаете о тех, кто одновременно занимается несколькими различными системами?

— Каждый может заниматься тем, что ему нравится; я уважаю любую позицию. В моем понимании идея будо заключается в тренировке, изучении и развитии искусства, поэтому благодаря будо мы будем развиваться как люди. Важнейшим аспектом является не более широкое, а более глубокое изучение искусства; таким образом, вы сможете развить правильный дух будо, который глубоко войдет в вашу жизнь. Если следовать логике, за жизнь невозможно развить настоящее мастерство в нескольких стилях и методах; возможно, вы достигнете простого физического навыка, но не настоящего мастерства. Идея будо заключается в концентрации на чем-нибудь одном и совершенствовании этого. Я всегда делаю сравнение с докторами. Существует несколько отраслей медицины, но доктор специализируется только на одной из них. Посвятив себя глубокому изучению определенного искусства, спустя несколько лет вы сможете понять любую другую систему и извлечь ее сущность. Опять же, я делаю акцент на том, что это метод и отношение будо.

— С вами произошел несчастный случай во время катания на лыжах...

— Я был инструктором по горным лыжам и взял с собой несколько учеников в Японские Альпы. Были очень плохие метеоусловия, и я посоветовал ученикам снять лыжи и идти пешком. Внезапно сошла снежная лавина: я толкнул последнего ученика в безопасное место, и лавина накрыла меня. Мне отвезли в больницу, где врачи сказали, что жить мне осталось всего несколько дней. Собралась вся семья попрощаться со мной, а я не умер! Инцидент произошел, когда мне было 58 лет; я уверен, что занятия каратэ помогли мне выжить. Я был в отличной физической форме, и мое тело выдержало тот стресс. Доктора сказали, что мое восстановление — настоящее чудо. Я же думаю иначе: именно каратэ-до спасло мне жизнь.

— Вы о чем-то сожалели за все эти годы? Вы испытывали страх?

— Честно говоря, нет — никаких сожалений. Возможно, несколько вещей можно было бы сделать иначе, но я всегда старался развивать и популяризировать искусство каратэ-до во всем мире. Страхи? Я надеюсь, что когда умру и встречу сэнсэя Фунакоши, он не будет сердиться на меня за введение спортивного аспекта в искусство. В конце концов, он хотел видеть, как его искусство будет признано во всем мире, и спортивный аспект лишь способствует этому.