Главная страница > Мастера каратэ > Интервью > Интервью с Хироказу Канадзава. Часть 2

Интервью с Хироказу Канадзава. Часть 2

Свой первый чемпионат сэнсэй выиграл со сломанной рукой.

Его приезда с нетерпением ждали в Москве наши любители боевых искусств. Действительно, когда еще увидишь сэнсэя Хироказу Канадзава, первого чемпиона Японии по кумитэ. А тут такая возможность: два дня в СК «Братеево» по приглашению Российского отделения Сётокан каратэ-до интернэйшнл маэстро проводил учебно-тренировочные семинары, а затем дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Московского спорта» Михаилу Евсееву.

Москва: 12 лет спустя

Мэтр уже посещал Первопрестольную. Правда, было это 12 лет назад, на заре становления каратэ в нашей столице. Много воды утекло с тех пор, другой стала Москва. Изменился и Канадзава.

— Не узнал Москву, так как запомнил ее совсем другой после своего первого приезда, — улыбается мэтр. — Дороги стали лучше, машины на улицах — дороже, а кафе, рестораны выросли, как грибы после дождя. К тому же тогда была зима, холодно, и мне пришлось изрядно утепляться. Весной в вашу столицу, надо признать, приезжать куда приятнее.

— А сильно, на ваш взгляд, изменились наши каратисты?

— Когда я впервые познакомился с русскими 12 лет назад, их техника исполнения приемов (вадза) была далека от совершенства: в частности, они не могли остановить свой удар в нужный момент. С тех пор здесь здорово продвинулись в понимании каратэ.

— Насколько сильно выглядят русские бойцы по сравнению с другими европейцами?

— В Старом Свете сейчас многие увлекаются этим направлением восточных единоборств. И если в начале 90-х в России значительно уступали другим европейцам, то теперь эта разница незначительна. Такими темпами вы скоро станете лучшими. Главное, на что я обратил внимание, у ваших спортсменов появилось чувство мастерства, ощущение собственного достоинства на татами.

Будо — это искусство

— Чем каратэ Канадзавы отличается от каратэ других признанных мастеров: Казе, Яхары, Нисиямы, Шираи?

— Было бы некорректно с моей стороны сравнивать. Пусть каждый занимается своим делом. Лично для меня в каратэ важно добиться гармонии, которая, по моему мнению, достигается через правильное дыхание.

— Если я вас правильно понял, то вы основную ставку делаете на оздоровительный аспект каратэ. Не вырождается ли, таким образом, боевое искусство?

— Не соглашусь с такой постановкой вопроса. Каратэ всегда останется каратэ — боевым искусством, Будо, а оно не может исчезнуть.

— У русских каратистов очень распространена травма коленных связок. С чем вы это связываете?

— Чтобы избежать травм, прежде всего, нужно тщательно и правильно выполнять общеразвивающие упражнения, которым у вас почему-то отводится второстепенная роль.

— Соревнования помогают в постижении сути боевого искусства или, напротив, мешают?

— Я уважаю спорт как таковой, но нельзя забывать об истоках традиционного каратэ, что заложено в его основе. Спорт не имеет никакого отношения к Будо. Это понятно. Когда человек выигрывает, он радуется, когда проигрывает — огорчается. Эмоции. Каждый хочет выиграть. Для Будо же победа или поражение как таковые не имеют значения. Ведь в спорте поединок — всего лишь игра. В традиционном каратэ главное — внутреннее состояние человека. Независимо от того, выигрывает человек соревнования или нет, его должно волновать другое: как совершенствовать свое мастерство. Для этого необходимо совершенствовать самого себя, находить гармонию в своем внутреннем мире. В этом я вижу отличие спорта от традиционного боевого искусства.

— Сколько стран объединяет ваша организация SKIF (Shotokan Karate-Do International Federation)?

— Сто восемь. Мне приходится много путешествовать по свету. До сих пор не могу быстро привыкать к часовым поясам разных стран. Например, чтобы адаптироваться в Европе, мне нужна, по меньшей мере, неделя. В этом году я побывал в странах Европы и Латинской Америки. Для себя посчитал, что 8 месяцев в году езжу по странам, где находятся филиалы моей организации.

Секреты долголетия

— Не так давно вы отметили свое 73-летие. Как вам удается находиться в такой великолепной физической форме?

— Благодаря различным утренним оздоровительным упражнениям, направленным не только на укрепление тела, но и духа. Важное место, естественно, занимают упражнения на дыхание. Научиться правильно дышать животом крайне необходимо в каратэ. Только так возможно тренировать внутреннюю энергию, которая заключена в танден (область живота. — Прим. авт.). Именно там сосредоточены главные энергетические силы человека, развитие и совершенствование которых отражается на улучшении общего состояния человека, укреплении всех внутренних органов.

Помимо дыхания, я выполняю физические комплексы для различных групп мышц, не забываю и про глаза.

— Вы, наверное, ревностно относитесь к соблюдению режима?

— Спать ложусь, как правило, в полночь или в час ночи. По японским меркам это нормально. А встаю в шесть утра и делаю зарядку. Пищу стараюсь готовить для себя сам, хотя на это не всегда хватает времени. Но ужинать выезжаю в какой-нибудь уютный ресторанчик. Предпочитаю рыбу и фрукты: это мой основной рацион.

— Что бы вы посоветовали российским спортсменам для совершенствования каратэ?

— Как я понял, у вас, к сожалению, дыханию не уделяется достаточно времени. Русским бы я посоветовал больше внимания отводить и правильным стойкам, позициям в поединках. В ходе спарринга необходимо мягче уходить от атак соперника — не препятствовать удару, а как бы сопровождать его, чтобы сила противника перетекла в вас.

— Слышал о вашем увлечении китайским «мягким» стилем Тайцзи-цюаньѕ

— Внимательно изучаю это направление, кое-что у китайцев хочу перенести в свой стиль. В Тайцзи тело больше расслаблено, нежели в скоростном каратэ, а значит, меньше устает, это создает ряд преимуществ, что меня привлекает. Движения этого китайского стиля плавные, мягкие. Только в самом конце движения боец фокусирует удар, перед этим его маскируя. Поэтому крайне тяжело определить, откуда последует атака.

— Правда ли, что на своем первом выигранном чемпионате Японии вам пришлось драться со сломанной рукой?

— Действительно, в 1957 году я сильно травмировался, но, несмотря на боль, выступил удачно.