Главная страница > Мастера каратэ > Истории из жизни > Гитин Фунакоси об окинавском мастере Азато

Гитин Фунакоси об окинавском мастере Азато

«Рисунок боя у Мастера Азато был совершенно выдающийся, своеобразный. Равных ему в Окинаве не было. Меня, несомненно, вела фортуна: я подружился с его старшим сыном. И я лишь могу благодарить судьбу за то, что среди моих жизненных наставников был великий мастер каратэ Ясутсуне Азато.

В социальной иерархии Окинавы главенствовали два клана – Удон и Тоноки. К клану Удон принадлежали владельцы поместий, феодалы, равные по знатности дайме Японии. Тоноки – наследственные главы городов и деревень. Их приравнивали к классу семайе (землевладельцы средней руки и мелкое дворянство). Через несколько лет после начала реформ Мейдзи (1868) место самураев занял класс сизоку. Выше их были только дайме, ниже – среднее сословие и простолюдины.

Владением мастера Азато была деревня Азато, расположенная между Нахой и Сури. Азато и другой большой мастер каратэ – Итосу – дружили с детства. Благодаря рекомендации Азато его друг был назначен на должность личного секретаря императора. Сам Азато пользовался наибольшим доверием императора среди офицеров. В должности адъютанта императора он был скорее его советником по политическим и административным вопросам.

В начале реформ Мейдзи, когда жителям Рюкю предстояло решить, кого они будут поддерживать (то ли хранить верность сегуну Токугава, то ли подчиниться импер! ской власти), точка зрения Азато была твердой: островитяне должны сотрудничать с новым правительством. В годы реформ он остался верен себе: одним из первых мастер расстался с длинными волосами и вихром на голове, древним символом гордости и мужественности японцев.

Позже он стал атташе и советником дома Се, много лет прожил в районе Токио Кодзимаки, где близко общался с выдающимися людьми того времени. Думаю, владеть мечом Азато научился в школе Дзиген. Он блестяще обращался с этим оружием. хвастовство было совершенно чуждо мастеру, но порой он шутил так: «Если станет вопрос жизни и смерти, и придется взять в руки меч, не сомневаюсь, что сумею его удержать... Эта шутка обернулась реальностью в схватке с мастером Канна, знаменитым бойцом кэндо. Канна атаковал прямым ударом острейшего лезвия, Азато отбил нападение одной рукой и полностью обезвредил противника. Канна Ясумори был известным «буис» (бойцом). В Окинаве словом «буси» называли не только самураев. Его значение было шире: «буси» означало «человек, искушенный в бусидо», т.е. «познавший Великий Путь Воина».

Мастер Канна прекрасно знал китайскую и японскую классику. Его ценили и уважали, как человека высокой эрудиции. О его физической силе ходили легенды. Плечи были такими огромными, что казалось, у него нет шеи. Люди шутили, что плечи у Канна в два этажа. Это был мужественный, бесстрашный человек, большого боевого духа, что бросалось в глаза сразу. Он напоминал шаровую молнию, окруженную пульсирующей аурой. Странно, что когда такой человек выходил на бой с мастером Азато, он выглядел как-то беспомощно. Канна нападал снова и снова, но каждый раз безуспешно. Азато без видимых усилий отбрасывал и побеждал соперника.

Позже Азато объяснил мне это так: «Человеческая натура бывает трех основных типов – цельная, противоречивая - глубокая. Канна – человек цельный. Ему нет равных в мужестве и бесстрашии. Он подавляет противника. Такое впечатление, что заглатывает его. Чтобы противостоять человеку цельной натуры, надо быть либо противоречивым, либо глубоким от природы. Когда Канна стоит перед соперником, он поглощен одним – нападением. Если противник хоть чуть-чуть приоткрывается. Канна не выдерживает и атакует. Он уже не думает о том, кто победит. В результате побеждает не он». Мастер Азато дал мне много бесценных советов. Я помнил его слова всегда. «Думай, что вместо рук и ног у тебя четыре меча. Ими можно ранить, а можно и убить одним касанием». Эти слова обретают больший смысл для того, кто видел Азато в бою. Как-то его попросили объяснить значение и показать удар иппон-кен. Азато быстро встал и сказал: «Нападай на меня». Тот, кто спрашивал, сделал, как велели. В удар он вложил всю силу. Мастер ушел от удара, легко развернув тело, нанес иппон-кен по руке нападавшего, а следующий удар направил в солнечное сплетение. Все движения Азато были молниеносными и точными. Противник ничего не успел сообразить, не то что отбить удар мастера. И худо было бы парню, не останови Азато кулак на расстоянии тоньше пергаментного листа от его тела. Тот удар стал бы смертельным. Обливаясь холодным потом, ученик смог прошептать: «Я все понял, спасибо». Когда парень снял верхнюю одежду, я увидел, что на руке, куда пришелся удар Азато, прямо на глазах растет огромный синяк.

Я был единственным учеником мастера. По крайней мере, других я не знаю. Даже старшего сына Азато каратэ учил его друг, мастер Итосу. Как-то Азато сказал мне: «В древности люди понимали, как трудно учить и растить собственных детей. Тогда было принято меняться детьми. Их образованием и воспитанием занимались родители из других семей. И наоборот. Я научу тебя многому. Прошу тебя, передай все, что узнаешь от меня, моему сыну».

Несомненно, больше всего о каратэ я узнал от мастера Азато. Впрочем, не только о каратэ. Меня всегда поражало, как хорошо он знает все обо всех мастерах боевых искусств, достойных звания «буси». Он знал все: имя, адрес, у кого учился мастер, его возможности физические и интеллектуальные, сильные и слабые стороны. Азато говорил мне: «Если на тебя напали, не важно, когда, где и как. Важно знать, КТО, каков у него характер, какова сила, в чем он силен, в чем слаб. Если ты знаешь все это, можешь не тревожиться за себя. И еще. Всегда стоит знать, кто достоин твоего внимания. «Знать врага и знать себя – вот секрет победы», – помни об этом». Эти слова обрели иное звучание, когда молодец по имени Киндзо Дзиро, любитель нападать на прохожих, избрал очередной жертвой Азато. Парень, правда, не знал, на кого покушается. Не стану рассказывать, чем все закончилось. Вы и так догадаетесь.