Главная страница > Мастера каратэ > Истории из жизни > Воспоминания об учителе китайского кэмпо Саваи Кэнъичи

Воспоминания об учителе китайского кэмпо Саваи Кэнъичи

Когда Япония потерпела поражение в войне, учитель Саваи как раз находился в Китае. Шок от этого известия был настолько силен, что Учитель посчитал дальнейшую жизнь невозможной. Вместе с женой они решили покинуть этот мир, взяв с собой и ребенка. Учитель собрался убить ребенка спящим. Он уже занес над ним меч, но никак не мог заставить себя нанести смертельный удар. В этот тяжелый момент и появился его Учитель, мастер кэмпо - старик Ван Сян-чжай. Тогда-то старый учитель Ван и прояснил Саваи смысл иероглифа - «учиться».

У знака «Учиться» нет родины. Не ты ли учился у меня китайскому кэмпо? У этого знака «Учиться», есть еще два значения «обучаться» и «обучать», но в них нет ни единого намека ни на нации, ни на границы, ни на религию. Здесь есть только отношения между учеником и учителем. Если ты учишься, то тем самым берешь на себя ответственность обучать дальше других тому, чему научился у меня. И ты уже возложил эту ответственность себе на плечи. Поэтому бросай умирать, а поезжай лучше в Японию и обучай этому искусству молодежь.

Не появись в тот момент китайский мастер Ван Сян-чжай, Учитель Саваи бы умер. Он избежал смерти лишь потому, что правильно уловил значение слова «учиться».

Действительно, между людьми, изучающими каратэ, не может быть других отношений кроме «обучаться» и «обучать». Истинный дух занятий - это обучение и здесь нет места понятиям наций, границ и тому подобного. Неважно, какой пост занимает человек, и откуда он родом. В мире воинских искусств, в мире каратэ достаточно единого духа, имя которому «Учеба».

Однако не поймите меня превратно. Здесь я вовсе не имею в виду, что следует отбросить свою религию или национальность. Наоборот, я как раз считаю, что национальное самосознание для человека очень важно. Просто не стоит на этом замыкаться. Так же, как в семье существует уважение к родителям и дружба между братьями и сестрами, так и в «мировой семье», которой все мы являемся, отношения следует строить на той же основе. Космополит в настоящем смысле этого слова, вовсе не отказался от своего народа. Японец, уехавший из Японии и заговоривший по-английски, вовсе не стал космополитом. Космополит - человек мира - это тот, кто имеет четкое самосознание и уважает позиции собеседника, не взирая на национальные различия. И когда такие люди учатся или обучают - здесь-то и рождается дух истинной учебы.

Далее я хочу рассказать один случай из моей жизни. Эта история произошла, когда мне было 25 лет. К тому времени я занимался каратэ около 10 лет. Проходил Пятый Открытый Чемпионат Японии по каратэ-до. Токийский Дворец Спорта был битком набит зрителями. Я впервые принимал участие в таком турнире и по счастливой случайности мне удалось победить. Но, как ни странно, в моей душе не было и капли восторга.

В то время я помогал моей старшей сестре, которая держала ресторанчик «Якинику»1 в г. Кавагучи. Мыл тарелки, резал мясо, а все свободное время уделял занятиям каратэ. Естественно, мои знакомые не принимали меня всерьез, и считали, мягко выражаясь, чудаком. И я не мог относиться к этому безразлично. 25 лет - это возраст, когда уже следует подумать о будущем, о родителях, сестрах и братьях. Кроме того, каждый раз, когда я слышал разговоры приятелей о карьере и успехах, меня охватывало беспокойство, мне казалось, я нахожусь на обочине, выпал из общего потока и что-то упускаю. И вот тогда Учитель Саваи рассказал мне о поломанных часах, у которых не двигаются стрелки.

«Рояма-кун, - сказал он, - даже такие часы ни в коем случае нельзя выбрасывать. Ведь они два раза в сутки показывают правильное время. И это происходит не потому, что поломанные часы догоняют время, а просто время подстраивается под часы. Точно так же и ты, если будешь гнаться за жизнью, вряд ли из этого выйдет толк. Мир ведь штука жесткая. Но если ты пойдешь своим путем и будешь продолжать работать над собой, то качества, которые ты воспитаешь в себе, занимаясь боевым искусством, обязательно станут нужны миру». Он так и подчеркнул - не сомневайся и продолжай тренироваться. Эти слова мне многое прояснили.

Как-то раз Учитель рассказал мне еще одну историю про каштан и зерно.

- Не будем рассуждать о том, что хорошо, а что плохо. Просто скажу тебе, что многие люди, живущие в этом мире подобны зернам. Попробуй положить одно зерно в корзину с другими такими же зернами и перемешать, вряд ли ты после этого сможешь найти то же самое зерно. Но если в эту корзину положить каштан, то, сколько его не перемешивай с зерном, найти каштан будет чрезвычайно просто. Ты не должен терять свою индивидуальность. Стань таким, как этот каштан. За границей ли, в Японии - неважно, стань настоящим, и люди сразу увидят, что есть Рояма Хацуо... Этот рассказ глубоко запал мне в душу, и я помню его до сих пор. Желание стать таким «каштаном» заставляет меня еще больше работать над собой.

Это случилось лет 10 тому назад. Настало время, когда я должен был получить свидетельство «Кёси»1 - Мастер боевых искусств. К тому времени Учитель Саваи тяжело заболел. У него был диабет, и состояние его все ухудшалось. Он пригласил меня, и я приехал. Глаза Учителя были затуманены, он практически ничего не видел. Потом я узнал, что у него был рак, к тому времени поразивший практически все тело. И вот в таком состоянии Учитель, едва я вошел, сказал: «А ну-ка, давай потренируемся», и потом, в течение двух или трех часов, швырял меня, как тряпку, а я не знал, куда деваться от его ударов.

Что он мне тогда объяснял, я совершенно не помню. Единственный вопрос стоял передо мной: «Почему он пылает этой страстью? Как стать столь одержимым Будо?». Помню, лишь, что во время занятий у меня текли слезы, и я ничего не мог с этим поделать.

Он был практически слеп, тело его уже разрушилось. Я так и не понял до конца, что хотел передать мне Учитель в эту последнюю встречу. Но я увидел всепобеждающую страсть Мастера к воинскому искусству. Таким я запомнил его навсегда.

Одного этого уже достаточно, чтобы понять, каким был Учитель Саваи.

Я благодарен Учителю Саваи от всего сердца. Он открыл мне глубину китайского кэмпо, показал пример настоящего воина, полностью отдавшегося пути Будо, передал свою страсть. И я так же, как и он, буду гореть этой страстью до самой смерти.

Хацуо Рояма